gekkkon (gekkkon) wrote,
gekkkon
gekkkon

Завтрак туриста.

maxss навёл на отменный рассказ.
Он по нехорошему реалистичный.
Про это вообще-то много написано -- "Каменный хлеб", например, и про вампиров разное тож,-- но тут всё компактно и однозначно.

Пелевин Виктор, "Тхаги"



– ... Я понял, что при поиске истинного учения надо обращать внимание прежде всего на используемую им образность. А не на слухи, которые о нем ходят, и даже не на его саморепрезентацию, ибо она по многим причинам может быть не вполне искренней... Я решил довериться символам, поскольку они прямо выражают ту суть, которую слова только размывают и прячут.
– Поясните, пожалуйста, – попросила Румаль Мусаевна.
– Ну например, – ответил Борис, – западный сатанизм бесперспективен уже по той причине, что его центральным образом является вписанная в звезду козлиная морда. Это, если коротко, учение для козлов – что можно понять либо по прямо явленному знаку, либо после многолетних изысканий, за время которых искатель вполне может окозлиться до полной невменяемости сам. Западный сатанизм – не зло, а мелкое рогатое животноводство.
– Понятно, – сказал Аристотель Федорович, – понятно. Какая же образность показалась вам заманчивой?
Борис поймал взгляд Румали Мусаевны, просительно улыбнулся и кивнул в сторону кухонной стойки. Румаль Мусаевна встала, налила ему немного чая и поднесла чайную чашку к его губам.
– Спасибо... В первую очередь, конечно, тибетский буддизм.
– Я так и подумал, – отозвался Аристотель Федорович.
– Поначалу все выглядело крайне многообщающе. Черепа, кости, человеческие головы в нескольких стадиях разложения, всякие мучения и казни... Конечно, настораживало, когда какого-нибудь трехглазого монстра с этих шелковых свитков объявляли «просветленным существом». Но потом мне объяснили, что черти в аду тоже просветленные существа и других там на работу не берут. В общем, решил я в это дело нырнуть по-серьезному. Выяснил, какое ответвление в тибетском буддизме считается самым жутким, преодолел робость и сблизился с адептами.
– А какое ответвление у них самое жуткое? – спросила Румаль Мусаевна, широко открыв глаза.
– Бон, – ответил Борис. – Но реальность, однако, оказалось довольно унылой. У меня быстро сложилось ощущение, что когда-то давным-давно бонские шаманы поймали заблудившегося в горах буддийского монаха и, перед тем как разделать его на пергамент, флейты и ритуальную чашу из черепа, заставили придумать политкорректные объяснения всем их мрачным ритуалам. Чисто на случай конфликта с оккупационной администрацией. И вот именно эти фальшивые покровы и сохранились в веках, а изначальная суть или утеряна, или скрыта от непосвященных.
– А что такое Бон с практической точки зрения? – спросил Аристотель Федорович. – Мы ведь люди в этом вопросе совершенно темные.
– Тренировка духа, – ответил Борис. – С целью обрести свободу от привязанностей. Только в реальности кончается тем, что вместо одной тачки с говном человек катит по жизни две – свою родную и тибетскую. Сначала на работе отпашет, как папа Карло, а потом сидит у себя в каморке начитывает заклинания на собачьем языке, чтобы умилостивить каких-нибудь нагов, которых ни для кого другого просто нету... И психоз бушует сразу по двум направлениям. А вообще там много всяких развлечений. Каждый практикует как хочет.
– Например?
– Ну, например, есть шаматха и випашьяна. Это такие медитации. Скучные, как разведение редиса.
– В чем они заключаются?
Борис задумался.
– Ну если на простом примере... Вот, например, выпили вы водки и не можете ключи от квартиры найти. И думаете: “Где ключи? Где ключи? Где ключи?” Это шаматха. А потом до вас доходит: “Господи, да я же совсем бухой...” Это випашьяна. У нас этим вся страна занимается, просто не знает.
– А еще что бывает?
– Например, чод. Это когда предлагают свою плоть демонам с кладбища. Некоторые делают на Новодевичьем. Призывают обычно Гайдара, Хрущева и Илью Эренбурга. Говорят, круто. Только мне тоже скучно было... Есть еще шитро. С помощью сложной, занимающей полжизни практики разделить сознание на загробное бардо и путешествующего по нему бегунка, чтобы после смерти бегунок преодолевал бардо до полного прекращения электрохимических процессов в коре головного мозга. Изысканный жест подлинного ценителя тибетской культуры, хе-хе. Но я им, увы, так и не стал.
– Что же помешало? – спросила Румаль Мусаевна.
– Главным образом, – сказал Борис, – ритриты с приезжими ламами. Я в какой-то момент понял, что они до ужаса напоминают экономические семинары, где артисты этнографического ансамбля через двух переводчиков зачитывают собравшимся написанную триста лет назад брошюру «Как стать миллионером».
– А вы таким брошюрам не верите?
Борис, насколько позволяли веревки, пожал плечами.
– Почему не верю? Я просто правильно понимаю их назначение. Миллионером с их помощью действительно можно стать. Но для этого надо их продавать, а не покупать. У нас ходил на ритрит один такой гуру – специалист по социальному альпинизму. Хотел набраться эзотерического вокабуляра для общей эрудиции. Я его раз спросил – а чего ты сам за семьсот грин сосешь, если все рецепты знаешь? А он говорит – есть, мол, тибетская пословица: «учитель может летать, а может не летать»...
Аристотель Федорович хмыкнул.
– Так вот, – продолжал Борис, – нынешние учителя, прямо скажем, не летают. Потому что сызмала на плохом английском учат летать других. Да и не учат, собственно, а рассказывают, как где-то там раньше летали. Вот и все их учение.
– А как же просветление? – спросила Румаль Мусаевна.
Борис мрачно усмехнулся.
– Во-первых, за просветлением в Бон не идут, – сказал он. – Там обычно другая мотивация. А во-вторых, можете не сомневаться, что процент лично просветленных мужей среди тибетских лам примерно такой же, как среди хозяйственных инспекторов Троице-Сергиевской Лавры, которых посылают в дальний приход, чтобы пересчитать хранящиеся на складе свечи. Но с хозяйственным инспектором из Лавры при определенном везении можно пообщаться лично, а не просто простираться перед ним на жестком полу в проперженном холодном спортзале, когда он будет возжигать лампадку перед образом Казанской божьей матери... Кстати сказать, кончается тибетский буддизм исключительно православием, потому что после пятидесяти лет молиться тибетским чертям уже страшно. Другого зла там нет.
Аристотель Федорович прокашлялся.
– Но мы, однако, ушли от темы.
– Да... В общем, я понял, что даже самая устрашающая символика необязательно указывает на принадлежность к чему-то серьезному. Она может быть просто подобием фальшивой воровской татуировки. Смотреть следует в корень. ...


Довериться символам, да...
Чукче в этом контексте вредно быть читателем и слушателем. Чукче в этом контексте лучше быть наблюдателем.
Внимательным.
Впрочем, чукчи хорошо понимают про завтрак туриста.
Tags: границы личной безопасности, знаки, кагъю, мах а файг, просто почитать, шизотерика
Subscribe

  • дыбр

    Черные лебеди в зоопарке оказались довольно общительными птицами. Правда, они высверливали меня глазами так, что я готов был кинуть им последнюю…

  • Полезное

    Слово за слово, нашел старую статью про лимонник, из "Химии и жизни". В ней много пользы для тех, кто умеет читать. В трёх ключевых словах: "...…

  • Дыбр, чтоб журнал не сильно зарастал мхами

    В начале августа словил ковидлу. Лёгонькую такую, ознакомительную. Кроме лёгкой придушенности, пропажи нюха и специфической резко нападающей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • дыбр

    Черные лебеди в зоопарке оказались довольно общительными птицами. Правда, они высверливали меня глазами так, что я готов был кинуть им последнюю…

  • Полезное

    Слово за слово, нашел старую статью про лимонник, из "Химии и жизни". В ней много пользы для тех, кто умеет читать. В трёх ключевых словах: "...…

  • Дыбр, чтоб журнал не сильно зарастал мхами

    В начале августа словил ковидлу. Лёгонькую такую, ознакомительную. Кроме лёгкой придушенности, пропажи нюха и специфической резко нападающей…