gekkkon (gekkkon) wrote,
gekkkon
gekkkon

...как пчёлы...

- Ты не понимаешь, Сапожников. Я из хорошей семьи и муж из хорошей семьи... Но он меня не любит. И никогда не любил...
- Делов-то... - сказал Сапожников. - Ну а ты-то его любила?
- Это неважно.
- Тоже верно, - сказал Сапожников. - А что важно?
- Важно, что Якушев сказал, будто у меня ноги кривые. Якушев! Зря на меня обижаешься! У тебя своя профессия, у меня своя!
- Цыц, - сказал Якушев. - Тримальхион.
Сапожников смотрит - а у нее правда ноги кривые. А до слов Кости были прямые.
- Костя... Якушев, - сказал Сапожников. - Ты талант.
- А здесь все таланты, - сказал Якушев. - Кроме нас с тобой.

...как-то так...
Кривоту и туда можно, и оттуда можно. только для этого что-то ещё нужно, одних слов мало. а может, и вовсе без слов.
Глеб верил в актерские способности. Он верил, что, войдя в образ ученого, легче стать ученым, чем просто напрягаясь. Глеб был достаточно умен, чтобы не болтать о своем предположении, и так и жил. Но почему-то в его карьере наступил стоп. Вдруг он заметил, что на каком-то уровне с ним становятся только вежливы, а интерес вызывают совершенно другие люди, неспособные быть лидерами. Глеб был уверен, что талант, о котором все столько талдычат, это тоже облик, который можно сыграть, если понять, как его играть. Глеб мог бы простить Сапожникова, который догадался, как играть талантливого неудачника, и даже удачу ему бы простил. Но он не мог простить Сапожникова за то, что тот утверждал, будто знает, как сделать любого человека талантливым. Любого! Черт возьми! Наступит инфляция - кому нужны таланты, если они станут шляться толпами? Кто будет им платить?
- Бесплатно будут работать, - утверждал Сапожников.
- Бесплатно работать - значит плодить паразитов.
- Придумают, как избежать паразитов. Глеб, а разве ты паразит?
- В чем-то да, - сказал Глеб.
- В чем-то и я паразит и все остальные. Но ты ошибаешься, мы с тобой не паразиты, мы с тобой симбионты. Симбионт кормится отходами своего партнера, а паразит самим партнером.
- Заткнись, Сапожников, ладно? - сказал Глеб.
Глеб потянул ноздрями, и ему вдруг почудился запах ладана. Как в детстве. На похоронах деда. Как будто весна, деревья голые еще. А на могилах первая трава. Только бумажные цветы, крик галок и запах ладана.
- Почему ты подумал о смерти? - спросил Сапожников.
- Помолчи, - сказал Глеб.
- Мне так показалось.
- Я тебя ударю, - сказал Глеб.
- А я тебя, - сказал Сапожников. - Почему ты все время думаешь о смерти?
- О чьей? - спросил Глеб.
- Я не знаю, - сказал Сапожников.


Всё "Самшитовый лес".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments